zharevna: (Общество)
[personal profile] zharevna


Около десяти лет назад Американская психологическая ассоциация отмечала, что психоанализ, «отживший и мертвый» с точки зрения университетских факультетов психологии, все еще широко практикуется в обществе. В мире науки идеи Зигмунда Фрейда сегодня, скорее, отвергают, в то же время он продолжает оказывать сильнейшее влияние на искусство. За 30 лет существования Музея Фрейда в Лондоне он подтолкнул самых разных художников к изучению трудов и биографии этого человека. Чем же объяснить неизменное восхищение Фрейдом со стороны мира искусства? Два университетских преподавателя и один художник объясняют его феномен.


Марк Эдмундсон
Профессор, преподаватель английского языка в Виргинском университете, автор книги «Смерть Зигмунда Фрейда: Фашизм, психоанализ и подъем фундаментализма»

Фрейд и искусство — тема неисчерпаемая. Этот человек сам был в какой-то степени художником. Он писал блистательные, вызывающие споры очерки, живые и изобретательные. Концептуальный поэт, но не такой, как Уильям Блейк. Фрейд воспевал навязчивые идеи, влечение к смерти, феномен переноса, первобытную орду, сублимацию, эрос и авторитарность. Его аналитические способности были безграничны или порой таковыми казались. Краткий очерк О нарциссизме говорит о любви больше, чем произведения многих поэтов, воспевающих это чувство. Он был так же плодовит, как любой художник, и так же дерзок, как почти все из них.

Фрейд был одарен богатым воображением, но не испытывал уважения к тому, что многие считают источником воображения. Он говорил, что сны не сообщают нам ничего нового. В них сочетается материал предыдущего дня (остатки дня) и вытесненное в подсознание прошлое. Детство — это не пора безмятежного счастья, которое мы восстанавливаем в памяти, чтобы черпать в нем вдохновение для настоящего. Дети несчастны: они не могут иметь то, что больше всего желают. Природа для Фрейда — это не полный красоты тихий мир, не источник спокойного вдохновения. Природа является тем, что она есть по Дарвину: в ней царят суровые порядки, правит агрессия, особенно между людьми, у которых души не больше, чем у львов и волков.

Тогда зачем творят художники? Фрейд нашел ответ. Они творят ради славы, богатства и любви прекрасных женщин и мужчин. И ради этого Мильтон написал Потерянный рай? Ради этого наша современница, уединившись, создает шестой вариант своего романа? Что такое художественное произведение для Фрейда? Это осуществление тайных и подсознательных желаний при минимальном соблюдении достоинства, дистанцирующего эти желания с помощью формы.
Фрейд — художник. Фрейд любит искусство. Фрейд отзывается на искусство с глубоким отвращением. Если задуматься, то Фрейд — это нечто вроде космоса. Что удивляться тому, что в «космосе Фрейда» бесконечное множество составляющих?


Джош Коэн
Профессор, преподаватель английского языка в Голдсмитс, Университет Лондона, психоаналитик

Презрительное неприятие психоанализа академической психологией, претендующей на звание естественной науки, и непреходящее значение Фрейда для искусства и гуманитарных наук — две стороны одной медали.
Хотя Фрейд всегда описывал себя, безусловно, как человека науки, строя свои психологические теории на прочном основании из клинических данных, он понимал, что подсознание — главный предмет его исследований — было силой, уничтожавшей все притязания на их научность.

В своем большом очерке Жуткое он говорит о психоанализе как о процессе мышления, которое само становится жутким, имея в виду, что эта наука не столько навязывает свои концепции подсознанию, сколько испытывает его влияние. Подсознание обеспечивает человеку возможность переступать любые законы, критерии и принципы, которые он обязан соблюдать. В этом, я утверждаю, его родство с искусством и его привлекательность для якобы менее «точных» гуманитарных наук. Психоанализ выступает от имени более широкого понятия науки, имеющей свои собственные границы, он признает, что непонятное и странное вплетены в саму ткань человеческого опыта и их невозможно устранить, подобно многочисленным препятствиям. Психоанализ исходит из того, что мы скрываемся от самих себя, от своих мыслей, чувств и действий, обусловленных силами, которых никогда не можем постичь полностью.

Так что современный отказ от психо­анализа как от устаревшего, коренящегося в безосновательных и не поддающихся доказательству теориях является частью позитивистского мышления, рассматривающего внутренний мир только как химические, нейронные и экономические показатели, которые можно представить в количественной форме и объяснить. Я считаю искусство более, а не менее точным, чем наука, то есть более приспособленным к своеобразной текстуре человеческого опыта. Именно поэтому, я полагаю, художники и мыслители продолжают находить созвучные с психоанализом ноты, несмотря на его невысокий статус в мире естественных наук.


Майкл Крейг-Мартин
Художник, в прошлом преподаватель в Голдсмитс, Университет Лондона

Очевидное и самое главное у Зигмунда Фрейда состоит в том, что он поставил сексуальность в центр личности и сознания человека. Это убеждение остается одним из краеугольных камней современного западного общества. Как следствие художники, осознавая, что Фрейд переосмыслил наше понимание самих себя, признают, что его великая проницательность является ключом к пониманию творческой деятельности.

Фрейд мыслил нешаблонно, и богатство его идей и трактовка мира очень сложны: он, безусловно, один из великих мыслителей ХХ века. При этом главное не в том, абсолютно ли прав Фрейд, а в том, что он внес множество идей, которые до него никто не обсуждал. В этом его близость к художественному процессу.

В моей собственной работе, в изображении простых предметов, мне нравится, что они представляют собой то, что они есть — просто обычные предметы. Но у многих предметов такие богатые референции и варианты, не только социальные, но и личные. Существуют вещи, неоспоримо символичные, — предметы, являющие собой фаллические символы; или вы помещаете определенные предметы вместе с другими предметами, и между ними возникает напряженность. У предметов различные уровни и качество отзвуков.

В ХХ веке такие разные художники, как Пабло Пикассо и Марсель Дюшан, Сальвадор Дали и Луиз Буржуа были одержимы идеей сексуальности. Сегодня это Трейси Эмин и Сара Лукас. Джефф Кунс совершенно захвачен этой темой. В том, что она по-прежнему обсуждается, нет ничего удивительного — интересно узнать, в творчестве каких крупных художников она стала центральной. В 1970-х годах эта тема вызывала огромный интерес, тогда возникла «сексуальная политика» — феминизм, защита прав сексуальных меньшинств, — определенные вопросы сексуальности, которые исследовали сюрреалисты, совсем по-другому стали рассматриваться феминистами. Но эта область четко не определена.
Сегодня Фрейд очень актуален, однако его влияние гораздо более косвенное, чем раньше. Тем не менее оно повсеместно. В истории человечества лишь единицы оставили столь глубокий след в том, что касается нашего понимания себя и этого мира.
http://www.theartnewspaper.ru/posts/3175/


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

zharevna: (Default)
Царевна

August 2017

M T W T F S S
 1 23456
78 910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 03:26 am
Powered by Dreamwidth Studios