zharevna: (Default)
[personal profile] zharevna

Автор портрета "Путин – Мона Лиза" Дэвид Датуна о политике, искусстве и очках




Дэвид Датуна родился в 1974 году в Тбилиси, получил юридическое и журналистское образование, с 1999 года живет в США, приобрел известность в 2000-х. В рамках специального арт-проекта Google Датуна первым в мире использовал в искусстве смарт-очки Google Glass: в инсталляции "Портрет Америки", которую выставили в Национальной портретной галерее в Вашингтоне. Собрал команду ветеранов NASA и DARPA для разработки космического арт-проекта Free Space, который позволит любому пользователю интернета из любой точки мира создать свое произведение искусства и загрузить на космический спутник, который сохранит его для потомков.
Наиболее известна его серия портретов государственных лидеров, звезд, исторических персонажей, а также изображений национальных флагов с использованием обычных оптических очков, названная им "Точка зрения миллиардов" (Viewpoint of Billions). Работу "Путин – Мона Лиза", проданную за 269 тысяч долларов на ярмарке "Арт Москва" в 2011 году, по сведениям художника, приобрел сам российский президент. Следующий проект "Глаза в глаза: Путин, Николай II" навлек на художника гнев ныне живущего прототипа и закрытие выставки.
В марте 2014 года Датуна отреагировал на украинские события инсталляцией "Путь правды" (The Truth Way), в которой скрестил украинский и американский флаги. Отказался от заказа на флаг Армении. Сделал радужный флаг, символ движения ЛГБТ. Символ латвийской государственности, который был выставлен на ярмарке Art Riga Fair 2015, художник отразил в своем творчестве потому, что, по его словам, Латвия, совершившая быстрый переход от советского строя к европейским ценностям, играет решающую роль в современном наполнении понятия свободы. Корреспондент Радио Свобода побеседовала с художником о том, как он превращает политический объект в искусство.
– Как вы придумали поверхность из очков?

– Каждый художник ищет свои формы. Индивидуальный почерк настолько явно виден, что созданы мобильные приложения: направляешь телефон на картину, и тебе выдают два-три варианта из числа великих. Я занимался живописью, графикой, как и все начинающие художники, и когда я переехал в Соединенные Штаты, я носил свои работы по галереям, показывал, но это никому не было интересно, их выкидывали в мусорную корзину, как это обычно происходит с миллионами картин обычных художников. Чтобы не умереть с голоду, я пошел работать в магазин оптики техником-лаборантом. Я резал линзы, работал там пять лет, параллельно занимаясь искусством. И наблюдал за тем, как люди выбирают очки. Каждый был индивидуален в своем выборе формы, оправы. Я подумал, что очки символизируют угол зрения. Это такой собирательный образ – каждый смотрит на мир сквозь собственную призму, очки – это взгляды людей. Я подумал: а почему они не могут быть моим материалом? Оказалось, очень даже могут. Но при этом концепции и идеи, которые у меня были, не поменялись.
– Вы создаете изобразительную поверхность, а потом прозрачную сетку из очков, которая модулирует взгляд зрителя?
– Тут несколько слоев. Первый слой – это замысел, его вообще не видно. Потом главный слой: что мы хотим показать, какую идею несет произведение. Вот возьмем флаг Латвии, который вы сейчас перед собой здесь видите. Есть поверхность, на которой расположена вся текстовая информация о стране. На ней – фотографии.


Дэвид Датуна

– Хочу уточнить: сначала изготовляется ящик из фанеры, который изнутри покрывается цветами национального флага. На него наносится текст и фото...

– Понимаете, это так все примитивно, что мы сейчас говорим про ящик. Тут нужно начать с конца. Вы, когда смотрите на флаг, вы видите изображение через линзы. Без вас эта инсталляция не работает. Линзы модулируют ваш взгляд таким образом, как видят этот объект люди, носящие эти очки. В данном случае – флаг, энергетическое понятие, символизирующее латвийское государство. При любом повороте вашей головы и любом движении картинка меняется, линзы преломляют реальность и создают иллюзию. Главная цель – заставить вас осознать, почувствовать, что когда картинка меняется, вы же сами и заставляете ее меняться, вы воздействуете на объект, без вас он мертвым висит на стене. Как и в жизни: любое ваше движение воздействует на реальность. Создается треугольник между вами, линзами, то есть обществом, и объектом, в данном случае историей, существующей в нижнем слое в виде фотографий и текста.
– Портретов исторических личностей и современников, которые повлияли на общество?



– Да, людей, которые что-то сделали для этой страны, этого общества, которые определяют нашу историю. И не только правильных, хороших людей, но и спорных личностей. В одном из флагов Америки есть фотография итальянского мафиози Карло Гамбино и представителей сицилийских кланов, которые повлияли на становление налоговой системы Соединенных Штатов, что и сделало Америку финансовой супердержавой. Если бы не итальянские мафиозные семьи, которые нашли брешь в американской налоговой системе и с помощью схемы стали взимать налоги у всего государства, ее бы не укрепили.
– Вы изготовили более 200 флагов США и более 70 национальных флагов разных стран. Чем они различаются?
– Концепции разные. Есть просто флаг Америки, есть сексуальный флаг Америки: сексуальная революция, портреты секс-символов. Сексуальная культура – это же тоже часть культуры. Есть флаг музыкальный: люди, которые развили музыкальное искусство Соединенных Штатов. Есть Голливуд. Есть флаги, меняющие цвета. Есть "цветущий" флаг, "думающий". Есть "взрывающийся", который выглядит как вскипающий вулкан: такое чувство, что общество сейчас закипит. Для меня флаг – это не просто баннер страны, по которому мы ее узнаем. Для меня это живой организм, люди.




– Как вам пришло в голову поместить под очки флаг?
– Концепция была, и она есть, и она не менялась никогда, и дело вообще не во флаге тут. Мне всегда хотелось создать картину коллективного мышления на определенном пространстве, в данном случае страны, допустим, США, объединяющих под флагом разные массы и слои людей. Но это может быть и не флаг. У меня есть серия портретов.
– Например, портрет Путина.
– Портретов Путина у меня несколько. Первый я собрал из маленьких изображений Моны Лизы. Любви к Путину у меня нет. Я просто задал себе вопрос: кто такая Мона Лиза? До сих пор еще ходят споры: Мона Лиза – это мужчина; нет, она женщина; она думает; нет, она плачет.




– Who is Mr Putin?

– Вот именно! Мы до сих пор не знаем, кто такой Путин, куда он идет. Хотя нет, наверное, сегодня мы уже знаем, но в 2011 году, когда я сделал этот портрет, весь мир был дружелюбно настроен к мистеру Путину. И этим портретом я хотел сказать: ребята, не все так хорошо, нет в нем ничего хорошего. Поэтому я сделал так, как будто портрет выходит из темноты. Есть у меня портрет Обамы, который собран из изображений Авраама Линкольна, который отменил рабство. В правом его глазу Роза Паркс (Роза Ли Паркс в 1955 году в городе Монтгомери, штат Алабама отказалась уступить место белому пассажиру в секции автобуса для цветных после того, как все места в секции для белых были заняты. – Прим.), а в правом – Мартин Лютер Кинг. Так, по-моему, Обама смотрит на мир. Или, например, портрет Стива Джобса, составленный из маленьких портретов Айн Рэнд, одной из наиболее значительных философов XX века, эмигрировавшей в Америку из России, автора "Атлант расправил плечи", книги, называемой библией капитализма и второй по тиражу после Библии. Это была настольная книга Стива Джобса, а для меня, как и для многих, он является лицом современного капитализма. Или шуточный портрет Мэрилин Монро, который я собрал из маленьких портретов Саши Грей, современной порнозвезды. Концепция может быть очень простой или замысловатой, но она должна быть. Понятие "современное искусство" очень сложно, и многим зрителям оно не понятно и не нравится. И многие художники прячутся за этим понятием, за концептуальностью: вот идея, а как это выглядит, неважно. Редко кому удается сделать так, чтобы интересные концептуально вещи смотрелись и визуально интересно, а я стремлюсь именно к этому.
– А давайте поговорим о взаимоотношениях ваших произведений и людей, общества. Насколько я понимаю, Путин воспринял свой портрет как комплимент.
– Первый – да. А был еще второй. Я поставил потрет Путина напротив портрета Николая II – они были огромные, под три метра высотой, – и назвал эту работу "Путин и Николай II: глаза в глаза (игра такая). Крах цивилизации". Ну, этот уже ему не понравился.




– Говорят, Путин себя в виде Моны Лизы приобрел за большие деньги?
– Не знаю. Кто-то его купил, кому-то подарил…
– То есть вы не знаете, кто стоял за покупателем?
– Я знаю, но мне просто не интересно об этом говорить.
– Почему вы выставились в России?

– Первая выставка состоялась в 2011 году, вторая в 2013-м. Я сделал более 40 российских флагов к 400-летию династии Романовых. От Романовых до нынешнего Путина я проследил всю историю Российской империи. Каждый флаг олицетворял определенный период истории России. Был флаг с обожженным гербом, двуглавым орлом, и вместо триколора белое поле. Он был совершенно пустым, как будто вся история страны стерлась. Был триколор под сеткой из красных линз: понятно, что государство уже новое, но люди смотрят на него прежним взглядом. Я имел в виду 90-е годы, но, наверное, этот образ отражает и нынешнюю ситуацию.
– Вы преподнесли флаг Грузии президенту Маргвелашвили и вот сейчас латвийский – президенту Вейонису. Это часть концепции?
– Я сделал грузинский флаг в прошлом году, только я подарил его не Маргвелашвили, а народу Грузии в его лице. То же самое произошло и с латвийским флагом. Он передан мной народу Латвии в лице законно избранного президента в знак любви и уважения.


Дэвид Датуна и президент Латвии Вейонис
– Вы всегда дарите флаг национальному лидеру, ставя точку в творческом процессе?
– Не всегда. Иногда и продаю. Иногда не ставлю точку, а открываю новую страницу. Например, в Латвии у меня появились большие планы, я хочу привезти сюда из Лондона знаменитый кинофестиваль Raindance Festival, в жюри которого я войду в следующем году.
– Вы делали флаги держав, играющих отрицательную роль в истории?
– Таких держав не существует. Кто играет отрицательную роль? Назовите хоть одну страну. Вообще не может быть отрицательного хода истории. Жизнь идет, и мы на нее влияем или не влияем. Есть люди, личности, значение которых определяет общество. Но какую роль они сыграют в истории – никто не знает.
– Вы делали флаги стран, которые политически враждебны Америке, не хотят видеть вас с вашим творчеством?

– Вы про флаги России? Вы привязываете разговор к политике, но искусство стоит выше политики. Конечно, этот объект очень политичен, но для меня это не знак страны, а живой организм, зеркало данной территории планеты. Мне не важно, страна дружит с Америкой или нет. Таких стран, в которых я не могу выставиться, нет. Физически я не был во всех 70 странах, но у меня со всеми хорошие отношения. Однако есть режимы, которые я не приемлю, и есть страны, которые предлагали мне огромные деньги, чтобы я представил их в своей работе, но я отказывался. Мое творчество – отчасти журналистика: я отражаю действительность, а люди рассматривают мои работы под своим ракурсом.
Источник



From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

zharevna: (Default)
Царевна

July 2017

M T W T F S S
      1 2
3 456 789
1011 12 13141516
17181920212223
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios