zharevna: (Default)

Автор портрета "Путин – Мона Лиза" Дэвид Датуна о политике, искусстве и очках




Дэвид Датуна родился в 1974 году в Тбилиси, получил юридическое и журналистское образование, с 1999 года живет в США, приобрел известность в 2000-х. В рамках специального арт-проекта Google Датуна первым в мире использовал в искусстве смарт-очки Google Glass: в инсталляции "Портрет Америки", которую выставили в Национальной портретной галерее в Вашингтоне. Собрал команду ветеранов NASA и DARPA для разработки космического арт-проекта Free Space, который позволит любому пользователю интернета из любой точки мира создать свое произведение искусства и загрузить на космический спутник, который сохранит его для потомков.
Read more... )


zharevna: (Default)
Моя новая работа


И промчалась повозка, ускоряя свой ход...


Масло, картон 30х20 см 2015 г.

  
zharevna: (Default)
 
Жизнь и смерть святых дев Худграфа
 
"Нижний Тагил требует такой эстетики и, к сожалению, пока что ее получает. Под угрозой отчисления деканат и жители города добились того, чтобы я лично закрасила свою работу. Надеюсь, что все верующие отныне дышат спокойно, дети не развращаются, и горожане Нижнего Тагила радуются от вида убогих загнивающих столбов и стен. Еще сохранившийся совковый режим вынуждает нас быть арт-бандитами. Город готов принять иностранных художников, свои же ему не нужны. Но лично я после всего этого собираюсь рисовать в два раза больше и чаще. Чего желаю всем тагильским художникам".
Read more... )
​Алиса Горшенина, 21-летняя художница, студентка "Худграфа" – Художественно-графического факультета Нижнетагильской педагогической академии, решила украсить своими работами ограду родного учебного заведения. "Семь святых дев Худграфа", однако, не понравились неким горожанам, после жалоб которых (в том числе на оскорбление чувств православных) молодую художницу заставили лично уничтожить свои произведения. Вслед за этим Горшенина и оставила в сети "Вконтакте" приведенную выше запись. 



 
Горшенина, которая вместе с еще двумя студентами создала арт-группу SECONDHAND, в интервью Радио Свобода так описывает мотивы создания "Святых дев":
 
– Худграф огорожен забором, с арками, резной, красивый. Он, конечно, весь обшарпанный, но меня и такой его вид устроил. Сначала я решила его немножечко оформить, разрисовала арку, как бы вход. Все студенты проходят эту арку. Спустя какое-то время я решила, что надо как-то это продолжить, потому что пусто смотрится арка, и разрисовала еще столбы рядом. Не все, их очень много, я только семь использовала. После этого начался какой-то бунт у нас в Тагиле. Вообще я не планировала, чтобы это так разносилось, может, это все по моей наивности, я не подумала, что это может вот так разрастись. Это сейчас, анализируя эту ситуацию, я понимаю, что все было вполне ожидаемо. Ну, а вообще, почему я это сделала... Просто я люблю рисовать на улице и решила, что около Худграфа чего-то не хватает, провела какие-то аналогии Худграфа с храмом... Потому что я его очень люблю, и хотелось как-то возвысить его. Потому что он всегда славился бунтарями, интересными художниками, вечно были какие-то акции, а сейчас у нас этого всего нет. А получается, теперь уже есть, теперь этим уже я занимаюсь. Я не думала, что меня будут рассматривать как художника-акциониста, я себя так не позиционировала, но сейчас начинаю об этом задумываться.
 
 
​– Почему семь святых дев?
 
– Я планировала сначала 12, а потом мне как-то больше приглянулось число 7. И как-то они так красиво смотрелись. Просто название взбрело в голову. У меня получается так, что идея какая-то возникает, название, а потом я уже начинаю выискивать, откуда это вообще взялось в моей голове, что это значит.


 
 
– И они обнаженные.
 
– Обнаженные, да.
 
– А почему святые?
 
– Святость я взяла из аналогии Худграфа и храма. Есть отношение религиозных людей к своему храму. Они же к нему очень трепетно относятся, и я так же отношусь к Худграфу. Поэтому там и нимбы... Конечно, можно было посчитать, что это не нимбы, но я честно всем говорила, что я изобразила именно нимбы. И поэтому они святые.

– Я не смог понять толком, кого именно и чем именно так не устроили ваши святые девы. Кто и как реагировал на них?
 
– Мне это все передавали. Лично, конечно, я этого ничего не выслушивала, никаких оскорблений, но, как я поняла, это были, например, православные люди среди них, их оскорбило то, что девы были обнаженные и они были с нимбами. То есть сочетание обнаженного тела с нимбом не устроило. Также были люди, которые считали, что это неэстетично выглядит. И еще были люди, которые говорили, что это порча городского имущества, то есть на рисунки им было плевать, но их не устраивал сам факт того, что там что-то нарисовано. Они считают, что колонна в объявлениях – не испорченная колонна, а если на ней что-то нарисовано, то это уже нарушение. Но, как мне передали, было очень много православных. 

 
​– Вас заставили это убрать?
 
– Буквально через несколько дней, да.
 
– Заставили через руководство института?
 
– Ну да. Просто, раз это было около Худграфа, люди знали, куда идти жаловаться. Если бы это было нарисовано на обычном доме, – люди же не пойдут в дом жаловаться на то, что у них что-то нарисовано на стене. 
 
– Вы сами уничтожали собственные творения. Это был хеппенинг?
 
– Можно сказать и так, потому что я, конечно, на эмоциях была, немного обиделась, что меня заставили лично это делать. Если бы это без моего ведома – это понятно, все уличные художники к этому готовы. Они рисуют и не думают, что это останется на века. И я была готова к тому, что это все закрасят, но чтобы самой это делать... Конечно, я обиделась и решила из этого сделать что-то еще. Попросила друга из нашей группы снять это все на видео, и выложила в интернет. Люди проходили мимо в этот момент и спрашивали, зачем я это делаю. И никто не понимал, почему я это закрашиваю. Они говорили, что все в порядке.
 

– Кто сказал, чтобы именно вы это делали?
 
– Да все это говорили... Мне позвонили и сказали, что нужно закрасить, и вариантов, что будет кто-то другой закрашивать, я не слышала. Никто не рассматривал других вариантов уничтожения, это должна была лично я сделать. Мне позвонил завхоз Худграфа, потому что к ней приходили люди с просьбами. То есть, получается, мне просто передали просьбу жителей города. И жители, которые приходили на Худграф, сказали, что пойдут в администрацию. Если студент совершает административное нарушение, его отчисляют. И если бы я не закрасила, люди пошли бы в администрацию, на меня завели бы какое-то административное дело, и тогда меня могли бы отчислить.
 
– То есть вы узнали об этом от администрации института, не видя недовольных православных горожан?
 
– Лично не видела, но в интернете, конечно, их полно.
 
– Читали негативные отзывы о себе?
 
– Мне зачем-то присылают постоянно эти комментарии, говорят: "Вот, про тебя пишут..." Я сама стараюсь это все не читать, думаю, что не нужно этим заниматься. А лично, нет, я не слышала такой уж ярой критики.

 
​– На столбах, на которых вы закрасили своих дев, вы развесили венки памяти своих безвременно ушедших работ.
 
– Да, но это было не в память конкретной работы, это были совместные действия нашей группы и еще группы ЖКП, это наши друзья, художники из нашего города. И у этой группы были претензии к начальству Худграфа, и у нас что-то было. И давно была идея похоронить Худграф, а мы, конечно, немножко обиделись на него, и, наверное, поэтому мы так радикально решили действовать. И когда мы венки развешивали, мы поставили подписи, к чему это было сделано. Чтобы люди понимали, что за венки. Венки были бутафорские, не выглядели как настоящие похоронные венки, мы их специально сделали такими. Это было в память обо всех погибших произведениях искусства, дань всему стрит-арту, который на улицах погибает. Это было действие, приуроченное к моей работе. Мы посчитали, что это будет значимое и символичное место для этого всего.
 
– Вы ведь никакой политики в свои работы не вкладывали никогда?
 
– Нет, такого не было. Если бы я даже какие-то акции устраивала намеренно... здесь так получилось, что я ненамеренно их устроила, а если бы я их устраивала намеренно, они не были бы направлены на политику, они были бы направлены на общество. Меня не устраивают какие-то устои общества, а политика меня не особо касается. Меня это не интересует, я в это не вмешиваюсь. Это же все не от правительства идет, это все какие-то низшие инстанции, администрация нашего города, она у нас здесь всем заведует, но не высшие какие-то органы. Они даже не знают, наверное, о существовании нашей администрации, поэтому глупо мне было бы какие-то акции устраивать против них.
 
– А как в институте к вашим девам отнеслись? Я читал, ректор за вас заступился.
 
– По-разному. Есть выпускники Худграфа, художники, которые против меня встали, и это мне абсолютно непонятно. Я считала, что художники в Тагиле должны поддерживать друг друга в любых начинаниях. Потому что город индустриальный, и творчества в нем очень мало.



 
 
​– Что это такое сегодня – заниматься творчеством в Нижнем Тагиле?
 
– У нас индустриальный город. Я последнее время думаю, что, наверное, это самая благоприятная почва для художников, потому что здесь нет ничего, здесь можно делать что угодно и быть новым, первым. Уличным искусством здесь, конечно, тяжело заниматься, у нас какой-то контроль есть над этим. У меня много знакомых художников, которые занимаются уличным искусством только по ночам, а я пыталась это делать, наоборот, открыто. В наш город недавно приезжал иностранный художник, не помню его имени, и ему выделили стену в центре. Я подумала, что мы тоже можем выходить днем и рисовать где угодно. Но почему-то отношение к тагильским художникам такое – никто их не знает, никто не ценит. Конечно, у нас есть музей изобразительного искусства, сейчас появляются галереи современного искусства, и это меня очень радует. И мы там выставляемся, это тоже наша жизнь. Но эти официальные выставки все равно не заменят свободного искусства. Мне кажется, нужно создавать какие-то свои галереи, тогда мы можем там делать все, что мы хотим. У нас есть такой пример: мои знакомые сами делали галерею из большого гаража. И туда приходят на выставки люди, как и в музей ИЗО, ничуть не меньше.
 
– Как вы объясняете такую реакцию горожан на вашу работу?
 
– У нас зритель, можно сказать, не воспитан в плане искусства. О каком-то академическом искусстве они еще как-то осведомлены, а современного искусства у нас мало, и вряд ли люди, которые работают у нас на заводах, как-то с этим связаны. И у них, наверное, просто нет об этом представления, может быть, поэтому они так реагируют.
 



 
​– Вы понимаете, что такая деятельность в каком-то смысле социально опасна для вас?
 
– Когда я это создавала, конечно, не понимала. Но сейчас я вижу, как развивается эта ситуация, и понимаю, что это вполне может быть для меня опасно. Но я не думаю, что после этого стоит засесть дома и ничего не делать. Раз какая-то реакция есть, я ее проанализирую и буду думать, делать мне что-то такое дальше или нет. Но пока я считаю, что я должна что-то делать дальше. 
 
– Вас кто-нибудь похвалил, сказал вам слова поддержки? Или только критика?
 
– На Худграфе некоторые преподаватели вполне адекватно к этому отнеслись. Некоторые говорили, что сейчас, мол, что ни сделаешь, все будет расцениваться плохо, сравнивали это со старыми устоями, которые были в Советском Союзе.
 
– Я не могу говорить с вами об ассоциациях с Советским Союзом, потому что вы родились, когда Советского Союза уже не было.
 
– Да-да. Я понимаю, что я об этом судить не могу.
 
– У вас есть аудитория в Нижнем Тагиле?
 
– У нас есть, конечно, аудитория, но она, наверное, не такая большая, как хотелось бы. И она растет в такой геометрической прогрессии с нашими действиями. То есть, если мы что-то делаем, у нас прибавляется публики, – говорит Алиса Горшенина.


zharevna: (Царевна Лебедь 2)


Инге Прадер - Густав Климт.

Инге Прадер - Густав Климт.


Работы Густава Климта известны на весь мир, но фотограф из Австрии решила вдохнуть в них новую жизнь, напомнив о шедеврах мировой общественности. Для этого она воплотила известные полотна мэтра из его "золотого периода" в жизнь - воссоздала все, изображенное на картинах в реальности, используя моделей, большей частью обнаженных, и яркие декорации.



18+ )


zharevna: (Царевна-Лебедь)






Картины, проданные за баснословные деньги.


Картину Пабло Пикассо "Алжирские женщина (версия 0)" недавно продали за рекордную сумму в $179 365 000 на аукционе Christie's. Это побило предыдущий рекорд - триптих "Три Этюда" Люсьена Фрейда, проданный за $142,4 млн. два года назад. Что заставляет людей тратить такие баснословные деньги на всего одно полотно? В нашем обзоре 15 работ, которые тоже были проданы за невероятные для обычного человека деньги, и ценность которых тоже весьма и весьма сомнительна...

"Кровавое красное зеркало" Герхарда Гихтера - 1,1 млн. долларов

Read more... )
zharevna: (Default)



Картины, проданные за баснословные деньги.
Картину Пабло Пикассо "Алжирские женщина (версия 0)" недавно продали за рекордную сумму в $179 365 000 на аукционе Christie's. Это побило предыдущий рекорд - триптих "Три Этюда" Люсьена Фрейда, проданный за $142,4 млн. два года назад. Что заставляет людей тратить такие баснословные деньги на всего одно полотно? В нашем обзоре 15 работ, которые тоже были проданы за невероятные для обычного человека деньги, и ценность которых тоже весьма и весьма сомнительна...

"Кровавое красное зеркало" Герхарда Гихтера - 1,1 млн. долларов

Read more... )

zharevna: (Замок)
Солнечного дня, отличного отдыха, вдохновения и творческих успехов!


Рут Сандерсон


zharevna: (Солнечная корона)
Архитектор Армин Синонер разработал невероятный проект отеля в Альпах. Расположенный в ущелье между скалами на высоте 2000 метров, он разделен на три сектора в соответствии с классом обслуживания. Самые дорогостоящие номера располагаются, как вы уже догадались, в верхней части здания.
Также в комплексе по задумке автора разместятся шопинг-центры, театры, музыкальные, кино- и спортивные залы. Климатические условия Альп сложные, но конструкция здания такова, что строение будет функционировать как летом, так и зимой. Особенно здорово будет прогуляться по летней террасе, откуда открывается сногсшибательный вид.


Read more... )
zharevna: (Солнечная корона)
В Лондоне появилась скульптурная композиция британского художника и подводного скульптора Джейсона Тейлора — это фигуры четырех всадников. Особенность композиции в том, что ее можно увидеть только дважды в день, во время отлива — таким был замысел автора. Его главный посыл в том, чтобы люди задумались над потеплением климата и уже сейчас принимали другие решения. Скульптурная группа состоит из двух тучных бизнесменов, олицетворяющих власть, и двоих детей — будущее поколение, которое столкнется с экологическими катастрофами. Вместо голов у лошадей насосы для нефтяных скважин.


Read more... )
zharevna: (Кошечка)
Эмоциональные животные Бет Кавенер.

Эмоциональные животные Бет Кавенер.

Скульптор Бет Кавенер исследует экстремальные проявления человеческих эмоций и психологических состояний, пытаясь воплотить их в своих скульптурах. Ее животные часто непропорциональны и замысловатым образом закручены в "комок чувств". Довольно странно пытаться не просто отобразить эмоцию на мордочке того или иного животного, но и превратить в эту эмоцию всего животного, но амбиции Бет не беспочвенные - что-то такое особенно в ее работах действительно есть.
Read more... )

zharevna: (Мадонна)

Понять искусство

Этот курс — находка для тех, кто хочет научиться разбираться в искусстве. Он дает основные понятия теории, рассказывает о жанрах и техниках. Слушатели узнают, как научиться получать удовольствие от современного искусства и «читать» арт-произведения, а также что такое «точка смотрения», и почему этот «кусок пластмассы» является гениальным творением.

Read more... )
zharevna: (Default)
Казимир Малевич. Спортсмены

Казимир Малевич. Спортсмены

Даже далекие от искусства люди знают имя этого художника и название самой известной его работы. Речь идет о Казимире Малевиче и его «Черном квадрате». Именно эта картина в 1915 г. стала декларацией эстетики супрематизма – «беспредметного искусства», которое Малевич характеризовал как «превосходство (супремация) чистого ощущения в изобразительном искусстве».


zharevna: (Default)
Пусть все получается!



Белое на белом.Проект Wounderland.


zharevna: (Default)
Стеклянный осьминог тонкой ручной работы

Стеклянный осьминог тонкой ручной работы

Работать со стеклом нелегко, но результат стоит затраченных усилий. В этом убедился на своем опыте Скотт Биссон (Scott Bisson) – художник-стеклодув из штата Орегон, США. Его удивительные миниатюрные скульптуры сегодня известны во всем мире.
Read more... )


zharevna: (Общество)


Художница Наталья Першина-Якиманская, известная под псевдонимом Глюкля, представила на Венецианской биеннале современного искусства инсталляцию "Одежда для демонстрации против фальсификационных выборов Владимира Путина 2011–2015". Read more... )


zharevna: (Default)
Художники тоже любят сытно покушать:)
Кто сказал, что художник должен быть голодным и что истинный художник никогда не замарает рук изготовлением плаката, меню, вывески или афиши для сомнительного шоу?

Дизайн-студия «Адекватные люди» провела расследование и нашла 13 известных художников, которые охотно зарабатывали на жизнь рекламой.

Сальвадор Дали

Знаменитый сюрреалист частенько в свободное от живописи время зарабатывал на жизнь рекламой. Однажды его дружок Энрик Бернат попросил Дали поразмышлять над дизайном логотипа леденцов на палочке. Дали много времени не понадобилось — он все придумал за час. И содрал с друга внушительный гонорар, который тот без колебаний уплатил. Логотип чупа-чупса с тех пор не менялся.

Казимир Малевич

Read more... )



Если у вас есть предложения по рекламе, не стесняйтесь - обращайтесь!;)


zharevna: (Default)
Диего Ривера и Фрида Кало

Диего Ривера и Фрида Кало
Гениальные художники – натуры эксцентричные и зачастую непредсказуемые. Эпатажные образы, игра на публику… Однако многим читателям наверняка хотелось бы узнать, как вели себя гении в тихом семейном кругу или во время дружеской беседы, в минуты, когда не нужно было играть на публику. Для вас – подборка редких снимков из архивов Смитсоновского музея американского искусства.
Read more... )


zharevna: (Default)


На 2015 год приходятся две круглые даты. Это столетие самого известного произведения русского авангарда – картины "Черный квадрат" и 80 лет со дня кончины его создателя Казимира Малевича. В подмосковном поселке Ромашково Одинцовского района на месте захоронения художника установили закладную плиту будущего памятника – мраморный черный квадрат тех же размеров, что и хранящаяся в Третьяковке картина.
Могила Малевича долгое время считалась утраченной, было известно лишь приблизительное место захоронения художника – где-то в полях между двумя поселками, Немчиновкой и Ромашковым. Стараниями группы энтузиастов, среди которых – внучатый племянник художника Станислав Богданов, удалось отыскать точное место, где в 1935 году был погребен прах Малевича:
zharevna: (Default)
Изящная ваза, светящаяся изнутри.

Изящная ваза, светящаяся изнутри.

Вот уже более 30 лет мастерица создает прекрасные скульптуры, вдохновляясь неповторимыми формами природы. Одним из последних ее творческих проектов стала серия изящных керамических ваз. Резные, легкие, воздушные - кажется, будто они светятся изнутри.
Read more... )



Profile

zharevna: (Default)
Царевна

June 2017

M T W T F S S
   1234
5 67 891011
1213141516 1718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 12:02 am
Powered by Dreamwidth Studios