zharevna: (Общество)
[personal profile] zharevna
Появление на должности уполномоченного по правам человека при президенте генерал-майора МВД вполне логично для сегодняшней России, где «человекопоклонничество» даже церковь считает ересью. Да и первая программная речь нового главного официального правозащитника наводит на мысль, что речь идет о защите не столько отдельных людей от произвола власти, сколько политических интересов власти от «иностранных агентов влияния».

22 апреля 2016 года в России появился пятый в истории уполномоченный по правам человека, или, на западный лад, омбудсмен. Впервые эту должность займет кадровый офицер, генерал-майор МВД Татьяна Москалькова, депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия». То есть, без сомнений, человек системы, с проявлениями произвола которой по должности ему и нужно бороться.

За 22 года, пока в России существует институт омбудсмена (впрочем, был и трехлетний перерыв, с 1995 по 1998 год), само его место в системе российской власти существенно менялось. Первым уполномоченным по правам человека был знаменитый правозащитник, советский диссидент и человек с кристально чистой репутацией Сергей Ковалев. Его уж точно трудно было заподозрить в желании подыгрывать власти, и в том числе поэтому Ковалев очень быстро ушел со своего поста, разуверившись в возможности защищать права человека от государства даже в относительно свободные ельцинские времена.


Десять лет, уже в эпоху Путина, эту должность занимал также известный своими связями с советским правозащитным движением один из создателей партии «Яблоко» Владимир Лукин. Предшественница Москальковой Элла Памфилова тоже считалась политиком умеренно-либерального спектра.

У Москальковой, к слову, тоже был опыт членства в партии «Яблоко» — она безуспешно баллотировалась от этой партии в Думу в 1998 году. Есть у генерал-майора МВД и своеобразный опыт правозащиты — в советские времена она работала консультантом в отделе по вопросам помилования.

Москалькова, безусловно, опытный юрист. Она хорошо знает российское право и все прелести отечественной пенитенциарной системы изнутри. Написала четыре учебника по уголовному праву. У нее также репутация дотошного человека, отзывчивого к проблемам людей.

При этом она известна идеей дополнить УК новой статьей «За покушение на нравственность» и карать за это тюремным заключением сроком до года. То есть абстрактные «устои общества» для нее явно ближе и понятнее, чем закрепленные в том числе российской Конституцией права человека.

Но попытки регулировать нравственность силой уголовных статей закона все же не являются профессиональными достоинствами для омбудсмена.

Ее программная речь в Госдуме при вступлении в должность также содержала несколько, мягко говоря, настораживающих пассажей, прямо противоречащих самой сути работы правозащитника. Что наводит на мысль, что «бывших генералов МВД», видимо, не бывает.


Москалькова заявила, что у нее в приоритете защита российских граждан за рубежом и задача омбудсмена состоит в том, чтобы «найти механизмы противодействия использованию прав человека как площадки для конфликта интересов и нападок на Россию». Более того, она назвала правозащитную деятельность сферой «шантажа» и «угроз» Запада в отношении нашей страны.

По такой логике новый омбудсмен собирается защищать не столько права россиян в России, сколько российские власти от политических нападок извне.

Или действовать по формуле: «Зато у вас негров линчуют!» То есть стать еще одним рупором пропаганды.

Еще более странным в «тронной» речи омбудсмена Москальковой выглядел такой пассаж: «Важно, чтобы уполномоченный по правам человека мог защитить не просто одного человека, но и систему ценностей в России».

Но ведь смысл работы омбудсмена как раз в том, чтобы защищать «просто одного человека». Никакую «систему ценностей в России» он защищать не может и не должен. На это работают все отечественные правоохранительные силы.


Усугубляет подозрения относительно качества будущего омбудсмена сама система и политический контекст, в котором существует эта должность в России.

Независимых правозащитников государство последовательно зачищает, объявляя иностранными агентами или «нежелательными организациями». Правозащитные институты постепенно наполняют людьми в погонах. Уполномоченный по правам бизнеса создает партию-спойлер для выборов в Госдуму и молчит при каждом очередном аресте или обыске даже у очень известных бизнесменов. Уполномоченный по правам ребенка не столько защищает права детей в России, сколько подвизается на пропагандистском фронте борьбы с «бездуховным Западом, убивающим наших детей».

Для власти и общества профильные омбудсмены становятся скорее не защитниками незаслуженно обиженных, а «смотрящими» за вверенной им сферой.
Более того, омбудсмены оказались эффектной ширмой, создающей впечатление, будто государство действительно озабочено защитой прав конкретных людей или социальных групп. Согласно закону деятельность уполномоченного лишь дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. У них просто нет рычагов влияния на власть. Только возможность громко озвучивать или не озвучивать проблемы.

Примечательно, что в конце нулевых омбудсмены в нашей стране стали резко множиться. Уполномоченный по правам ребенка, финансовый омбудсмен, потом бизнес-омбудсмен, омбудсмен по правам студентов. В 2014 году появился интернет-омбудсмен. Причем по каждому профилю есть еще и омбудсмены в регионах. А в некоторых регионах есть даже такие, которых пока нет на федеральном уровне (например, по правам коренных малочисленных народов). При этом найти статистику, которая хоть как-то доказывала бы смысл существования и эффективность многочисленных казенных правозащитников, решительно невозможно.

Чем хуже в России будут работать любые правила, чем менее беспристрастной будет судебная система, тем больше, видимо, должно становиться разнообразных дополнительных уполномоченных.

По существу, они ни на что не могут повлиять, но могут ездить по детдомам и колониям и создавать иллюзию диалога гражданского общества с заботливой и открытой властью.

Генерал-майор МВД во главе «вертикали омбудсменов» вполне вписывается в нынешнюю официальную российскую картину мира, где права человека изначально воспринимаются не просто как навязанная нам Западом чуждая ценность, но еще и как инструмент подрыва нашей государственности. Если следовать этому тренду, то именно «духовные скрепы» и будет защищать новая главная правозащитница России.


Если только не сделает по каким-то причинам личный человеческий выбор в пользу защиты действительно униженных и оскорбленных. А их в России огромное число. Кричащих, молчащих, плачущих, стискивающих зубы. От больных младенцев до забытых стариков, от НКОшников, спасающих животных и природу, до наблюдателей на выборах, все еще верящих, что в России может быть открытое справедливое общество.
http://www.gazeta.ru/comments/2016/04/22_e_8192255.shtml

Profile

zharevna: (Default)
Царевна

October 2017

M T W T F S S
      1
2 3456 78
91011 1213 1415
1617 1819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 06:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios